Как призывали в армию 100 лет назад

В.И. Настусевич

Призывная кампания всегда вызывала у молодых людей бурю эмоций. В свете последних событий данный вопрос является вновь актуальным. 24 июля Александр Лукашенко подписал «закон об отсрочках», который получил широкий резонанс в белорусском обществе из-за нововведений, касающихся призыва на срочную службу. Данный закон был официально опубликован 30 июля, а это значит, что 10 августа он вступит в силу. В нашей стране каждый юноша от 18 до 27 лет обязан пройти срочную службу в белорусской армии (если у него нет медицинских противопоказаний или официальной отсрочки). К уклонистам же относятся строго: их наказывают большими штрафами (вплоть до лишения свободы сроком до двух лет).

В советский период организованное привлечение граждан на военную службу началось с 1918 г. Декрет СНК о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии от 15 января 1918 г. предусматривал запись добровольцев с 18 лет. При этом оружие доверялось только наиболее стойким и преданным солдатам. Следует отметить, что первоначально срок службы в армии составлял не менее 6 месяцев. Однако с октября 1918 г. он был увеличен до 1 года, а военная служба стала обязательной. С 1922 г. воинская повинность касалась мужчин с 20 лет; с 1924 г. призывной возраст был установлен в 21 год.

Современная белорусская армия ведет отсчет своей истории от образования 28 ноября 1918 г. Минского военного округа, который в свою очередь 12 декабря 1918 г. был переименован в Западный военный округ, а 2 октября 1926 г. стал Белорусским военным округом.

В начале 1920-х гг., когда Беларусь была охвачена советско-польской войной, была мобилизована значительная часть мужского населения. Однако проблемой оставалось сокращение количества мужчин, произошедшее в годы Первой мировой войны. К тому же молодые люди, наученные горьким опытом войны, неохотно шли в армию. Поэтому приказом по Западному военному округу от 18 июля 1920 г. на действенную военную службу призывались следующие категории лиц командного состава, проживающие в пределах Минской губернии:

1.    красные командиры (инструктора) до 60 лет;
2.    бывш. генералы и адмиралы до 60 лет;
3.    бывш. штабофицеры до 55 лет;
4.    бывш. оберофицеры и зауряд прапорщики до 50 лет;
5.    бывш. воен. чиновники, чиновники военного времени до 55 лет;
6.    бывш. подпрапорщики, фельдфебеля и унтер-офицеры всех родов оружия, кондукторы и квартирмейстеры флота из числа удостоенных занятию командных должностей до 40 лет;
7.    бывш. старшие писари, выдержавших испытание на звание чиновников военного времени до 40 лет;
8.    бывш. юнкера, прошедшие курс военного училища и школу прапорщиков, но не успевшие воспользоваться производством в офицеры в виду Октябрьской Революции.

При явке в местные уездные комиссариаты по месту жительства они должны были иметь на руках удостоверение личности и документы о прежней службе, при этом указывая информацию о занимаемой должности в старой армии, занимаемой должности во время оккупации местности польскими войсками и предоставляя результаты мед. освидетельствования. Советской властью было заявлено, что никакие отсрочки никому предоставляться не будут. Призыву подлежали также и лица польской национальности. Все лица, подлежащие призыву, но уклонившиеся от него рассматривались как злостные дезертиры и должны были быть привлечены к ответственности по всей строгости Военно-революционного закона [2, л. 7].

Однако уклониться от армии хотели многие. В то время многие жители Западной Беларуси стремились уехать в эмиграцию: кто-то на несколько месяцев, в сезонную эмиграцию, а кто и навсегда. Основной страной, в которую стремились уехать молодые люди, была Польша. Счет переселенцев шел на сотни тысяч.

Войсковым частям и учреждениям Минского Уездного Комиссариата по военным делам по Мобилизационному Отделению №11 от 24 января 1921 г. был отдан приказ: «Немедленно проверить списки личного состава рабочих и служащих мужского пола и лично убедиться, что в их числе нет дезертиров и лиц уклоняющихся от явки к призыву, а также лиц незаконно воспользовавшихся освобождением или отсрочкой за истечением таковой. <…> О всех лицах, кои окажутся незаконно находящимися на службе и подлежащими передаче в ряды войск, немедленно и не позже 29 сего января  должно быть сообщено в Уездный Военный Комиссариат для безотлагательного зачисления их на действительную службу». Особое внимание надлежало обращать на возможно полную мобилизацию молодых людей восьми младших возрастов от 1901 до 1894 гг. рождения включительно [3, л. 24].

При подготовке к призыву 1924 г. проводилась развернутая агиткампания: производилось широкое освещение вопроса в комсомольской печати, издавались памятки призывнику-комсомольцу, также велась устная агитация (проводились открытые собрания партийных ячеек, волостные конференции призываемых и т.п.). Газеты пестрили прославлением и пропагандой успехов Красной Армии. Там же производились и разъяснения всех вопросов, связанных с призывом. На улицах, вместе с приказом о призыве одновременно расклеивались пропагандистские листовки. В качестве поощрений для призывников проводились вечера, им предоставлялись бесплатные билеты в кино и театр [1, л. 280, 281, 282].

18 сентября 1925 г. был принят закон «Об обязательной военной службе» – первый закон Советского государства, регулирующий исполнение обязанностей военной службы. В нем сохранялись прежние сроки призыва и призывной возраст; льготы по призыву предоставлялись для граждан с учетом их семейного положения. Учащиеся учебных заведений получали отсрочку от призыва до завершения образования.

На основании данного закона и приказа войскам 16-го Белорусского Стрелкового Корпуса от 2 ноября 1925 г. за № 102/28 был объявлен учебный сбор допризывников, родившихся в первой половине 1904 г. и прошедших допризывную подготовку. Обучение начиналось с 1 января 1926 г. и производилось по особой программе, рассчитанной на 10 учебных дней. Те граждане, которые прошли в 1924–1925 г. артиллерийскую и железнодорожную допризывную подготовку, на учебные пункты явки не подлежали. В период обучения все допризывники размещались в казармах. Довольствие состояло из принесенных ими продуктов, для чего всем допризывникам, являясь на учебные пункты необходимо было взять с собою съестных продуктов на 10 дней, а также постельные принадлежности: матрац, одеяло, простынь, подушку, т.к. за весь период обучения допризывники домой не отпускались. Председателям сельских советов и начальникам районной милиции требовалось принять решительные меры борьбы с неявившимися допризывниками на учебные пункты, задерживая и доставляя таковых в райисполкомы для предания их суду. В райисполкомах на всех уклоняющихся от явки на учебные пункты без уважительных причин, составлялись протоколы, а сами юноши передавались в местные Народные суды, для привлечения их к ответственности по 81 ст. УК [5, л. 57].

Автор статьи: архивист отдела использования и публикации документов В.И. Настусевич

Источники

1. Государственный архив Минской области – Ф. 321. Оп. 1. Д. 9.
2. Государственный архив Минской области – Ф. 324. Оп. 1. Д. 17.
3. Государственный архив Минской области – Ф. 543. Оп. 2. Д. 1.
4. Государственный архив Минской области – Ф. 543. Оп. 3. Д. 6.
5. Государственный архив Минской области – Ф. 546. Оп. 1. Д. 1.

Рисунок 1. Анкета призывника, 1921 г. [4, л.1]

Рисунок 1. Анкета призывника, 1921 г. [4, л.1]

Рисунок 2. Анкета призывника, 1921 г. [4, л.1об]

Рисунок 2. Анкета призывника, 1921 г. [4, л.1об]

Рисунок 3. Удостоверение об отсрочке, 1921 г. [4, л.2]