Борьба с эпидемией сыпного тифа в городе Минске (к 100-летию образования БССР)

О.Н. Жукова

Первый год становления молодой республики: борьба с эпидемией сыпного тифа в городе Минске (к 100-летию образования БССР) 

1 января 1919 года Временное революционное рабоче-крестьянское правительство во главе с писателем и общественно-политическим деятелем Д. Жилуновичем провозгласило Советскую Социалистическую Республику Белоруссию. Манифест о провозглашении ССРБ обозначал статус нового государства. Республика выделялась из состава РСФСР как самостоятельная государственная единица, объявлялась свободной, независимой, а ее народ — свободным и полноправным хозяином своего государства.

С установлением советской власти в БССР стала создаваться государственная система здравоохранения во главе с Наркоматом здравоохранения (Наркомздравом). Наркомаздрав возглавил процесс национализации всех лечебных учреждений и аптек, ввел оказание бесплатной медицинской помощи населению, организовал борьбу с эпидемиями [1, л. 8].

Перед санитарно-эпидемическим отделом стояла огромной важности задача: принятия мер против распространения появившейся в городе Минске эпидемии сыпного тифа. Сыпной тиф, ежегодно наблюдавшийся в городе в зимние месяцы, особенно усилился на почве недоедания, дороговизны продуктов питания, скученности населения, вследствие прибытия в город военных частей. Наиболее интенсивным источником распространения сыпного тифа служили военнопленные и беженцы, для которых Минск являлся, по географическим условиям, неизбежным проходным пунктом. Нужны были чрезвычайные меры, чтобы не допустить распространения эпидемии среди местного населения и среди красноармейских частей.

21 февраля 1919 года правительством БССР принят декрет о мероприятиях по борьбе с сыпным тифом. Для выполнения декрета санитарно-эпидемический подотдел города принял следующие меры. Опубликовал в местных газетах, расклеил по городу плакаты с воззванием-оповещением к населению (на русском, польском и еврейском языках), что в городе существует эпидемия сыпного тифа и борьба с этим бедствием возможна только при содействии граждан. Такое же воззвание опубликовано было в газетах к врачам и фельдшерам. Работники здравоохранения немедленно должны были сообщать городскому отделу о каждом известном им случае заболевания сыпным тифом по установленной регистрационной карточке — фамилию, имя, отчество и адрес заболевшего. Всем содержателям гостиниц, заезжих домов и постоялых дворов, содержателям ученических квартир, в которых обнаружится острозаразное заболевание, не позволять здоровым лицам контактировать с больными впредь до производства дезинфекции и получения удостоверения санитарного врача. Также предписание было старшему врачу городской заразной больницы принимать для дезинфекции готовые платья из магазинов и лавок и налагать после дезинфекции клеймо с подписью «продезинфицировано» [2, л. 45].

Народный комиссариат здравоохранения БССР разработал чрезвычайную смету на борьбу с эпидемией, организовал ежедневную и еженедельную статистику заболеваемости и смертности от сыпного тифа в городе Минске и в пределах Белорусской Республики. Сам город Минск был распределен на пять санитарных участков, причем назначенные в каждый участок врачи и фельдшеры обязаны жить в пределах своего района и являться по приглашению больного для бесплатного лечения. Также в городе был открыт и оборудован специальный барак для тифозных больных на сто кроватей. Для обслуживания барака приглашен особый врач, три сестры милосердия, пять платных прислуг, два повара, два дровяника и две прачки. Однако уже в течении десяти дней барак был заполнен больными. В марте 1919 года состоялось очередное совещание работников по борьбе с сыпным тифом, на котором были выяснены результаты их деятельности и разработан план дальнейших мероприятий. По итогам собрания было издано обязательное постановление о наклейке лицами санитарного надзора на квартирах, в которых обнаружено заболевание сыпным тифом, особых плакатов, с надписью «В квартире №… сыпной тиф. Без надобности не входить, а при надобности не оставаться долго. Опасаться вшей». Снятие этих плакатов разрешается только лицами санитарного надзора после дезинфекции квартир [3, л. 47 об]. (Рисунок 1).

sypnoy

Кроме того был разработан план дальнейших мероприятий по увеличению числа стационарных мест для тифозных больных — пяти бараков по Николаевской улице, изоляционного дома № 33 на сорок кроватей со всеми необходимыми предметами обстановки для изоляции здоровых членов семейств по Юрьевской улице. В предупреждение распространения сыпного тифа продолжалось применение мер закрытия торгово-промышленных предприятий и мастерских до производства дезинфекции. Так за период с 12 февраля по 25 марта 1919 года было закрыто пять мастерских дамских платьев, две сапожных, три фабрики, чайная, синагога, торговая школа и детский приют. Также приняты меры к усилению перевозочных средств для доставки больных в больницы путем приспособления 2-й санитарной кареты и найма специальных извозчиков, экипажи которых будут каждый раз дезинфицироваться по доставке больного в больницу [4, л. 48-48об].

Надо сказать, что в это время принимаются все необходимые меры для того, чтобы здравоохранение стало доступным для всех граждан. Однако введение новой политики на фоне послевоенной «разрухи», экономического, продовольственного и энергетического кризисов не улучшили состояние учреждений здравоохранения, а обернулись сокращением финансирования, масштабным сокращением лечебной сети и кадров и как следствие ухудшением санитарно-эпидемической обстановки в городе Минске [6, л. 8].

Автор статьи: ведущий архивист отдела использования и публикации О.Н. Жукова.

Источники и литература:

1. Государственный архив Минской области — Ф. 6. Оп. 1. Д. 24. Л. 8.
2. Государственный архив Минской области — Ф. 39П. Оп. 1. Д. 10. Л. 45.
3. Государственный архив Минской области — Ф. 39П. Оп. 1. Д. 10. Л. 47 об.
4. Государственный архив Минской области — Ф. 39П. Оп. 1. Д. 10. Л. 48.
5. Государственный архив Минской области — Ф. 39П. Оп. 1. Д. 10. Л. 48—48об.
6. Государственный архив Минской области — Ф. 6. Оп. 1. Д. 24. Л. 8.